Устойчивое развитие – это модель социально-экономической жизни общества, при реализации которой удовлетворение жизненных потребностей нынешнего поколения людей достигается без лишения такой возможности будущих поколений. Обеспечение устойчивого развития требует не просто инвестиций в экологию или каких-то новых технологий, но прежде всего социальных новаций, смены приоритетов и целей развития цивилизации [2].

Концепция устойчивого развития предполагает смену парадигм традиционной эко-номики, гуманизацию и экологизацию ее главных принципов, поиск общих подходов и согласованности концепций развития экологических и экономических систем. За про-шедшие годы этот поток экологического и социально-экономического сознания научной общественности вылился в новую междисциплинарную область прикладной науки – экологическую экономику.

Устойчивость как поддержание систем жизнеобеспечения предполагает определение такого объема потребления, который, не разрушая природных ресурсов, мог поддер-живаться на уровне неопределенно долго во времени. Поэтому актуальной является разработка механизмов устойчивого развития, с помощью которых человечество может существовать в ряду поколений при процветании каждого человека в отдельности. 1 апреля 1996 г. Президент РФ своим Указом утвердил «Концепцию перехода России к устойчивому развитию». Одним из наиболее эффективных инструментов экологической политики стала разработка международных стандартов в этой области, системы лицензирования и сертификации, эффективного экологического аудита.

В экономике запасы капитала включают основные активы (здания, оборудование), выступающие как средства производства. Природный капитал – это земля, атмосфера с ее компонентами, флора и фауна – все то, что вместе взятое формирует основу всех экосистем, ценозов и биогеоценозов. Эти запасы природного капитала используют первичные источники энергии (солнечный свет, например) для того, чтобы произвести целый спектр экосистемных услуг и физических потоков природных ресурсов. Потоки природных ресурсов – добытый уголь и нефть, древесина и выращенный урожай. Большинство экономистов рассматривают природный и антропогенный капитал как взаимозамещаемые. В этом случае ни тот ни другой не являются ограничивающими факторами. Экологические экономисты природный капитал и созданный человеком рассматривают как взаимодополняющие, что позволяет одному из них выступать в роли ограничителя. В СССР природные ресурсы не имели цены, а расточительное природо-пользование долгие годы было не только следствием, но и условием жизнеспособности административно-командной системы хозяйствования. Однако начиная с 50-х годов, понимая, что наиболее эффективная защита природы – экономическая, ведущие советские экономисты на всех уровнях поднимали вопрос о настоятельной необходимости отноше-ния к природным ресурсам как к природному капиталу, требующему оценки. Новая система регулирования природных ресурсов нашла свое отражение в Законе «Об охране окружающей среды» 1992 года. А в феврале 1994 года Указом Президента РФ № 236 «О государственной стратегии РФ по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития» одобрены основные положения государственной стратегии РФ по устойчивому развитию страны. Чтобы достигнуть устойчивости, в наш экономический учет должны быть включены экосистемные услуги и природные ресурсы как товары. Для

этого нужно установить их стоимости, сопоставимые со стоимостями созданной трудом продукции и услуг [3]. Рассматривается современный этап эволюции: ноосфера (по В. И. Вернадскому) как суперсистема, в рамках которой может быть реализовано устойчивое развитие ее подсистем – природы и общества.

На основе концепции эколого-экономического развития (сменившей пассивную, господствовавшую в СССР концепцию охраны природы) и соблюдения балансов между экономическими интересами и ресурсно-экологической выносливостью территории в различных регионах проведено исследование соизмерения природных и производствен-ных потенциалов территорий [4, 5]. Главными критериями соизмерения избраны природо-емкость производства и экологическая техноемкость территории. Такой подход пере-растает в проблему экологического нормирования. (Принят Федеральный закон «Об охране окружающей среды» от 10.01.2001 г. № 7-ФЗ (ред. от 29.12.2015 г.)).

К факторам риска техногенных аварий и катастроф относится и такой социальный фактор, как уровень развития культуры общества. Речь идет о соотношении уровня культуры и текущего состояния практики [7]. В тех случаях, когда нарушается адекватность практики уровню образования и культуры производства возникает эффект разрушения (пример – катастрофа на ЧАЭС). Противостоять этому можно только на путях повышения образования и интеллектуального потенциала общества. К сожалению, возрастающей сложности государственных социальных, технических и глобальных проблем сопутствует явное снижение уровня компетентности лиц, принимающих решения [8]. К ряду исследований по инновационным инструментам управления природопользованием относятся отечественные работы по оценке ассимиляционного потенциала окружающей среды, как природного ресурса [7] и концепции, уже воплощенной в практику, создания внебюджетных экологических фондов на федеральном и региональном уровнях, В деятельности внебюджетных экологических фондов (новых институтов по регулированию природопользования), переплетаются функции, присущие органам финансовой системы государства (сбор налоговых платежей, централизованное финансирование), банковской системе (кредитные операции) и производственно-коммерческие организации.

Российские экономисты уже давно бьют тревогу по поводу накопления во времени специфических факторов возникновения техногенных катастроф. К ним относят: давление дефицита и объемных показателей, вызывающее неритмичность производства и строительства; снижение качества и надежности выпускаемых технических систем и строительных объектов; «горячие» ремонты и эксперименты на ходу; преобладание устаревших технологий, вызывающее повышенную нагрузку на природную среду; возросший износ основных фондов; уменьшение инвестиционной активности; измененная концентрация производственных мощностей в местах проживания населения, позволяя-ющая экономить капитальные вложения. Все эти факторы наносят ущерб экологической безопасности и являются результатом экономического кризиса в стране. Если такая достаточно затянувшаяся тенденция продлится, мы будем в скором времени свидетелями резкого увеличения количества крупных аварий. Выход из этой ситуации видится на двух существующих путях достижения экологической безопасности [6, 8]. Первый – совершенствование производственно-отраслевой структуры экономики. И второй путь основан на использовании достижений НТП и переходе к экологически чистой технологической структуре производства. Оба стратегических пути к экологической безопасности требуют для своего осуществления больших капитальных вложений и длительного времени.

Угроза природным системам исходит от множества накапливающихся локальных воздействий человека. Их защита и сохранение требуют понимания прямых и косвенных последствий антропогенной деятельности за длительные периоды времени и на больших территориях. В глобальном плане мировое сообщество ставит задачи стабилизации

численности населения, выравнивания уровней развития стран, производства товаров безопасными производственными процессами, обеспечивающими экологическую устойчивость.