Специфика микробиологического контроля медицинских препаратов значительно отличается от методов исследования объектов санитар­ной и медицинской микробиологии. Отличие заключается не в методах как таковых, а в схеме анализа. Прежде всего, определенная часть лекарственных препаратов обладает выраженной антимикробной активностью в связи с наличием в них биоцидного действующего начала либо консер­вантов, что может привести к ложным результатам анализа, препятствует выявлению определенных видов бактерий и грибов в условиях опыта. Поэтому обнаружение антимикробной активности у исследуемых препаратов и ее устранение является первым шагом при определении микробной загрязненности НЛС.

Главной методической задачей испытания на микробную загрязнен­ность является создание оптимальных условий для преимущественного роста и развития тех возможно немногочисленных микроорганизмов, которые присутствуют в препарате и могут представить опасность для больного. Прямой посев контаминированного препарата на плотные диагностические среды, такие как среда Эндо, висмут-сульфит агар, маннитно-солевой агар и другие, в подавляющем большинстве случаев не приводит к обнаружению имеющихся в препарате патогенных бакте­рий. Только применение жидких сред обога­щения (иногда элективных или селективных) создает необходимые предпосылки для успешного выделения искомых бактерий.

За период, прошедший с момента введения в действие «Инструкции по изучению микробной загрязненности неинъекционных лекарствен­ных средств» (1974 г.), разра­ботанной в ГНИИСКЛС МЗ СССР, изме­нились требования, предъявляемые к микробной загрязненности НЛС. Во-первых, результаты многочисленных исследований клиницистов и бактериологов в области изучения кишечных инфекций показали, что в ряде случаев возбудителями подобных заболеваний являются так называемые условно-патогенные бактерии семейства Enterobacteriaceae, не относящиеся к родам Salmonella, Shigella и Escherichia coli. Комитет экспертов ВОЗ предложил ввести в нормативы, предусма­тривающие ограничение микробной загрязненности НЛС, указание о недопу­стимости присутствия в последних всех представителей семейства Enterobacteriaceae. Во-вторых, как показали многолетние наблюдения, Р. aeruginosa, выделяемая из лекарственных средств, не всегда сохраняет способность продуцировать пиоцианин в питательную среду, что в ряде случаев значительно затрудняет ее идентификацию. Следовательно, возникла необходимость в дополнительном тесте, подтверждающем на­личие Р. aeruginosa в препарате. В-третьих, предложенный ранее метод определения общего числа микро­орга­низмов в исследуемом материале в ряде случаев давал искаженную картину микробной загрязненности в связи с большим разбросом результатов и их неудовлетворительной воспроизводимостью. Поскольку количественная характеристика микробиоты в НЛС является одним из решающих факторов при оценке его безвредности, встал вопрос о замене поверхностного метода под­счета микроорганизмов другим методом, обеспечи­вающим высокую достоверность результатов.

Кроме того, большое значение для результатов бактериологического исследования имела и масса образца, взятого для анализа. Модельные исследования искусственно кон­та­минированных препаратов показали, что при использованной ранее массе образца 1–5 г удавалось выявить условно-патогенные бактерии только при неоднократном повторении анализов, в то время как при увеличении массы до 10 г положительный результат получали, как правило, при первой же постановке опыта.

В 1970 г. в Фармакопее США 18-го издания были опубликованы ме­тоды определения микробной загрязненности НЛС. В 1975 г. аналогич­ные методы бактериологического ана­лиза НЛС были включены в Ком­пендиум Медикаменторум (КМ) – документ, заменяющий фармакопею для стран-членов СЭВ и имеющий большое значение в товарообороте лекарственных средств в рамках СЭВ.

В 1988 г. в нашей стране была утверждена временная фармакопейная статья «Испытание на микробиологическую чистоту» (ВФС 42-1846–88), которую включили во второй том ГФ XI в виде общей фармакопейной статьи. Схема испытания и предло­женные методы изложены ниже. Они мало отличались от Фармакопеи США и ЕС, за исключением питатель­ных сред, традиционно используемых отечественными микро­биологами.

На всем протяжении изучения проблемы микробной загрязненности НЛС за последние 30 лет наблюдается постоянная трансформация схе­мы и методов испытания. Вопреки идее экспресс-диагностики увели­чивается число и набор питательных сред, удлиняется время инкубации посевов (в частности, грибов), вводятся новые биохимические тесты для идентификации микроорганизмов.

Так, для выделения энтеробактерий в последние издания Европей­ской и Амери­канской фармакопеи и в Изменение № 2 к ГФ XI включен этап преинкубации препарата на лактозном бульоне в течение 2–5 ч при 30–35 °С для реанимации бактериальных клеток, поврежденных во время процесса производства НЛС.

Для идентификации P. aeruginosa, помимо оксидазного теста и обра­зования пиоцианина, используют способность этого вида расти нажидкой питательной среде (например, на соево-казеиновом бульоне) при 41±1 °С.

Количество питательных сред в Европейской фармакопее увеличи­лось до 15, не считая 3-х сред для определения Clostridia, а в Фармакопее США– с 10 до 20.

Предложены альтернативные методы посева НЛС, выбор которых зависит от микро­биолога, хорошо представляющего природу исследуемого лекарственного средства, в том числе его антимикробную актив­ность и степень его контаминации микроорганизмами (Гунар, 2003; Гунар, Каламова, Евтушенко, 2003).

Изменяются и требования, предъявляемые к микробиологической чистоте лекарственных средств. В ГФ XI ведены нормы, соответствую­щие рекомендациям ВОЗ на период конца 70-х гг. XX века.

Позднее в Изменениях № 1, 2 и 3 к ГФ XI нормы трансформирова­лись в соответствии со способами применения лекарственных средств, природой сырья, лекарственной формой.

В июне 2003 г. введено в действие Изменение № 3 к статье ГФ XI, со­держащее нормы допустимой микробной загрязненности НЛС, полно­стью совпадающие с требованиями Европейской фармакопеи.

В связи с выпуском Фармакопеи России XII издания полностью переработана Общая фармакопейная статья «Методы микробиологического контроля лекарственных средств», включает современные методы испытания и требования, предъявляемые к качеству НЛС по показате­лю «Микробиологическая чистота» [75].

Тенденция к унификации фармакопейных требований и методов микробиологического контроля с Европейской фармакопеей долж­на обеспечить конкурентоспособность отечес­твен­ных медицинских препаратов на внешнем рынке, что особенно актуально сейчас в связи со вступлением России в ВТО [23].